Белый шум. Из памяти

“Не жур-берег то, не синь-води то,

А життя мого течія.

Вчуся голосу, вчуся совісті

В журавля…”

(из украинской песни)

 

Перебирала яблоки на столе. Уродились в этом году. Румяные, крепкие… Золотые, как сама осень. “Последняя осень”, – долетело из ниоткуда, словно прикоснулось к сердцу ледяным крылом и отошло. Отлегло на время. Снова. Оно стало приходить все чаще, словно делая небосвод ниже и ускоряя закаты… Каждый из которых мог стать последним.

Всегда боялась умереть ночью. Не увидеть света солнца в последний раз, не попрощаться с ним, проваливаясь в бездну боли в последний раз. Навсегда… Умереть в холодной зимней тьме, не дождавшись вишневого цвета и тепла мальв… Нечасто их приходилось видеть в городе, сжималось сердце в далеких поездках, с журавлиным ключом стремясь обратно, к истокам, домой…

А дома этой зимой холодно. А людям этой зимой – не до людей. А людям – не до музыки и не до души… “Потом когда-нибудь”, – все потом, все откладывается, забывается, не замечается. Память втаптывается в грязный февральский снег, смешиваясь с землей… с тяжело стучащими о дерево комьями земли.

…Он плачет, не сдерживаясь. Когда на земле становится одним солнцем меньше, на небе загорается новая звезда. Но до нее так далеко, а тут так холодно и безнадежно… Перебирает старые фото. Улыбки, цветы, счастье, а за всей легкой беззаботностью – лейтмотивом – боль. Эти песни, что шли от сердца. Эти песни, что лились из слез. И легким светлым ручейком живили чьи-то сердца, утоляя чужую боль и даря надежду…

…Можно ли плакать за тем, кого никогда даже не держал за руку?.. Когда умираешь вслед за голосом, что касался твоей души, исчезает все. Мир становится чужим и неприкаянным. Куда-то исчезают стихи и звуки, оставляя вместо себя белый шум. Холодный и беспросветный… Он возвращается. В самый жаркий день начала новой осени касается меня ледяным дыханием, напоминая, откуда и зачем пришла. И снова строки рождаются с болью, словно, капля за каплей, насыщаясь ею, и… избавляя, освобождая меня.

“Вернись к истокам, если собьешься с пути. Вернись к себе и обрети силу. Вернись, чтобы найти силы продолжить свой путь…”

Ничто настоящее не рождается без боли. Ничто настоящее не канет в небытие. Ничто не заменит человеку его путь и его крест.

Больно, да, но – шаг за шагом, слово за словом, звук за звуком – из сердца, из души, из памяти… И постепенно белый шум превращается в вишневую метель, отзывается песней журавля и чем-то теплым-теплым, оставшимся тут, на земле…

“Не жур-берег то, не синь-води то,

А життя мого течія.

Вчуся голосу, вчуся совісті

В журавля…”

 

02.09.15.

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki