perepost

Почтальон Евлампий

Почтальон Евлампий

 

Шаркая стоптанными калошами, сторож Евлампий снова разносил почту. Так он называл свое странное и бесполезное занятие. Навьюченный связками позапрошлогодних газет и квитанций, он бродил от двора к двору, иногда забивая макулатурой почтовые ящики, у кого они были, иногда оставляя вязанку пожелтевшей бумаги на чьем-то пороге.

Селян эта привычка Евлампия частенько доводила до белого каления, и тогда над селом разражались гневные тирады тех, кто не получил вовремя свежую почту из-за заваленого макулатурой ящика, или споткнулся об тюк бумаги, выйдя на порог дома.

А Евлампий упорно продолжал бродить по селу с горами ненужной бумаги. Нет, он не был нерадивым помощником почтальона, вовремя не доставившим прессу. Он сторожил местную котельную, старое заброшенное здание, в котором гуляли только сквозняки да иногда попискивали мыши. Угрюмые рабочие дни и ночи Евлампия изредка разбавлялись таким же угрюмым бытом его пустого дома.

Вот и взял он однажды первую вязанку газет, громоздившихся в углу склада для растопки, и вспомнил, как мечтал в детстве стать почтальоном и нести людям радость: счастливые письма и добрые поздравления, важные новости и выигрыш по лотерейным билетам. Евлампий улыбнулся своим детским воспоминаниям сквозь приросшую к его лицу за годы жизни угрюмость, и пошел в люди.

Но люди почему-то не радовались, а сердились на самозванного “почтальона”. Завидев Евлампия издалека, начинали что-то выкрикивать, размахивая руками, а из-за их спин выглядывали сердитые Полканы и напустившие на себя дежурную грозность Бобики.

А Евлампий шел и продолжал искать, кого же “осчастливить” сегодня.

 

Cristi Neo

08/12/2014

Читать полностью: http://h.ua/story/412237/#ixzz3Q85o7c51

Снежный барс и ловушка

Снежный барс и ловушка

 

Случилась эта история в далекие седые времена на живописных лугах альпийской долины.

Неожиданно подул ветер, и какое-то мгновение, кроме леденяще падающих хлопьев с неба снежный барс ничего не видел. Дикая боль пронизывала его конечность и не давала покоя. Сделав невероятное усилие над собой, он безнадежно пытался приподнять переднюю лапу. Ирбис лежал в сугробе снежного облака. Туман густел, и вдали слышны были тревожные крики альпийской галки. Беспокойство нарастало.

Барс был одиночка по жизни. Регулярно совершая ежедневные прогулки на своей территории, двигаясь вдоль реки по рыхлому снегу, хищный зверь неожиданно решил увеличить зону  владений.

Увидев на пути ловушку, прикованную к нависшей скале, красавец барс осторожно её обошел. Но любопытство все же взяло верх, и он вернулся. С кошачьей осторожностью обнюхивая непонятный предмет, барс подумал, что такому большому и умному как он, неприлично бояться хлипкую железку, и быстро сунул туда лапу. Капкан щелкнул, а хищник оказался в западне.

Из разодранной лапы струилась кровь, начинало резко и неумолимо темнеть. А мерзкая железяка вцепилась крепко-накрепко, и не собиралась отпускать зверя. Подергивая ловушку, ему никак не удавалось освободится, когти были сломаны и ныла сдавленная кость. Барсу стало очень неприятно: во-первых было больно, а во-вторых, неловко за собственную глупость.

Мимо пробежали две любопытные горные козочки, затем проскакал серьезный заяц. Звери рассматривали беспомощного барса и спокойно удалялись прочь по своим делам. Еще несколько часов назад они могли стать моей добычей, — думал проголодавшийся хищник.

Маленькой точкой мелькнул на склоне старший брат снежного барса. Порывистое желание позвать его угасло само собой.

– Все пронюхают, что я, грозный и сильный снежный барс, попал в ловушку. Нет… лучше смерть. Гордость не позволит мне просить помощи у окружающих, — думал попавший в беду царь альпийских гор.

Так он пролежал несколько дней, голодный, ослабевший, но гордый и молчаливый. Когда его сил уже совсем не осталось, пришел опытный охотник, легко освободил животное из плена и увез с собой.

Человек оказался ловчее, хитрее того, кто до сих пор был самым непобедимым и наводящим страх на всех зверей этой долины.

Оказалось возможным с легкостью поймать умное, сильное, смелое хищное животное, всего лишь используя паршивенький капкан. Единственное условие охоты: нужно вовремя его применить.

……………………………………………….

Тупик — это не когда нет выхода из ситуации, тупик — это когда страх,
гордыня, неуверенность в себе мешает искать выход.

 

ЛюсиЯ

02.11.2014
Читать полностью: http://h.ua/story/410708/#ixzz3Q88ziq6I

В детстве я хотел быть викингом

В детстве я хотел быть викингом

 

Вигго Мортенсен наиболее известен ролью Арагорна в “Властелине Колец”.  Будущий актер родился в семье датчанина и американки, а рос в Венесуэле и Аргентине.  Актером стал в 26 лет, начав карьеру с Бродвея, после чего играл с такими актерами, как Аль Пачино, Деми Мур, Николь Кидман и многими другими.

Как пишут журналисты:

Он был уже печатаемым поэтом, прежде, чем стал актёром, и он по-прежнему, куда бы ни направлялся, носит с собой блокнот, “просто на всякий случай, чтобы не дать мгновенью ускользнуть”. Он также рисует и делает фотографии, многие из которых выставлялись в галереях Лос-Анджелеса. А есть ещё и аудио-диски, которые актёр создаёт вместе с молодым человеком, о котором он говорит как о лучшем друге – своим восемнадцатилетним сыном Генри – и Бакетхедом, авангардным гитаристом-отшельником, который недавно совершил турне с новым воплощением “Пушек и Роз” – недолговечным порождением двадцать первого века.

Но мало смысла перечитывать биографию, потому что сам Вигго говорит, что все равно мы ничего о нем не узнаем по таким рассказам.

Потому лучше прочитать еще несколько его высказываний о жизни, мыслей и случаев.

КАЖЕТСЯ, Я ВПЕРВЫЕ ЗАДУМАЛСЯ об актерском мастерстве в восемь лет, когда на утреннике играл жопу дракона. Дракон был длинный, и нас было двое — я и еще один пацан. Ему достались голова и все родительские аплодисменты. А я сидел в жопе и думал: «Так вот что такое быть актером».

ПОХОЖЕ, Я ВОЗГЛАВЛЯЮ СПИСОК самых необщительных актеров. Что тут сделаешь? У меня не хватает времени для самого себя. Откуда у меня возьмется время для других?

МОЖНО БЫТЬ ГРУСТНЫМ. Или злым. Или раздавленным. Или безумным. И каждый раз можно найти для себя оправдание. Но нельзя быть скучным. Потому что для тех, кто скучен, не существует никаких оправданий.

Я СНЯЛСЯ В КУЧЕ ДЕРЬМОВЫХ ФИЛЬМОВ. Но если бы у меня была возможность прожить этот кусок жизни заново, я бы все равно в них снялся. Это хороший урок, а уроки пропускать нельзя.

Я ВСЕГДА СЧИТАЛ, что хорошие вещи сами найдут меня. Поэтому у меня нет никакого карьерного плана. Должен быть, наверное, но все-таки его нет.

ИНОГДА, ПРЕЖДЕ ЧЕМ СПАЛИТЬ СВОЙ ДОМ и перестать отвечать на звонки из прошлой жизни, стоит основательно подумать.

Я ЛЮБЛЮ ХОДИТЬ БОСИКОМ. Нет, тут нет ничего такого — я не пытаюсь подпитываться от земли, как некоторые безумцы. Просто мне некомфортно в ботинках. Кажется, у меня самая маленькая коллекция обуви из всех голливудских звезд. Но мне на это плевать.

В ДЕТСТВЕ Я ХОТЕЛ быть викингом.

 

А теперь: немного из написанного Вигго Мортенсеном в его книгах.

 

Письмо из Небраски
Ten Last Night, 1993
Recent Forgeries, 1998

Мне сказали, такого лета не помнят с довоенных времен.

Кто стоял под открытым небом, видел молнии ясным днем.
Живность множится лишь под покровом тьмы. Здесь почти нечего есть.
По полсотни убитых каждую ночь, а избитых жен и не счесть.
Дети – слишком малы, чтоб уметь читать – бродят здесь, сжав кулаки.
Они смотрят вниз, они смотрят в пыль. А еще – утопленники.
Словно плавать все разучились вдруг; научиться – уже не успеют.
Вода стала опасной. Полить газон, по мосту пройти – нет, не смеют.
И ни капли дождя. Даже солнце поблекло; облака дальний пик согрели.
По радио круглые сутки – старье. Я не сказал ни слова с апреля.

 

Letter from Nebraska

There hasn’t been a summer like this since before the war,
so I’m told. Flash lightning from a clear sky when everyone
is outside. The animals have been multiplying at night.
There is never enough to eat. Forty or fifty murders every day,
and God knows how much violence passes for discipline
behind tortured walls. Children go around clenching their
fists and staring down at their shoes before they know how
to read. There have been drownings. Somehow we have
forgotten how to swim. It can no longer be taught. The water is
dangerous. People are afraid to water their lawns, the bridges
are unused. It never rains. The sun is losing its yellow and the
clouds are curling up at the edges. The radio plays twenty-year-old songs
twenty-four hours a day. I haven’t said a word since April.

В детстве я хотел быть викингом

 

В детстве я хотел быть викингом

 

Часть фотографий для коллажей взята с сайта издательства Вигго Мортенсена: http://www.percevalpress.com/index.html и с сайта http://mortensen.ru/viggo.htm

Это обложки и странички из его книг, картины и фотографии, сделанные актером, поэтом, фотографом и художником. Творческий человек, творческий во всем!

 

 

Cristi Neo

05/12/2014

Читать полностью: http://h.ua/story/412122/#ixzz3Q84BNusM

Айяйяйяйяй!

Айяйяйяйяй!

 

- Айяйяйяйяй! – отчаянно завопил Чижик-Пыжик.

Неказистая пичужка, еще и с неприятным голоском. Потому и веточки высокой ему не доставалось, и слушателей отродясь не водилось, но вот возьми да и плюхнись с разгону прямо на чижиковую голову обгрызенная Белкой шишка.

От этой неожиданной душераздирающей тирады все в лесу как-то приумолкло и насторожилось. Протискивавшийся в норку Бурундучок, так и застрял половиной снаружи, половиной внутри, притворясь мертвым. От восторга скукожились цветы на соседней опушке. Лягушата попрятались под кочками, а и без того вечно печальный Лось впал в совершенную прострацию.

Наступившую тишину и оцепенение прервал Сыч, деловито свесившийся с верхней ветки с заявлением:

- Дружище! Такой талант нельзя прятать от публики!

Засим последовало приглашение взобраться на ветку повыше, что наш Чижик-Пыжик с удовлетворением и сделал.

А старый Сыч таинственно ухмылялся себе под нос, понимая, что такое пение, как у Чижика, напрочь отгонит от него всяких нежданных гостей и непрошенных посетителей, частенько осаждавших Сыча всякими просьбами и претензиями.

В это время лес потихоньку приходил в себя, наблюдая за неожиданным карьерным взлетом Чижика и готовясь зазвучать по-новому. По-пыжиковому.

 

Cristi Neo

02.12.2012

Читать полностью: http://h.ua/story/411970/#ixzz3Q81uXpAz

Лед непонимания

Лед непонимания

 

Ты знаешь, как остывает человеческое сердце? Постепенно. Навсегда.
Невозможно не считаться друг с другом — и сохранять равновесие в отношениях, и хранить привязанность.
Мы никогда не понимаем вовремя простых вещей, пока не теряем друг друга. Потом наступает ясность и понимание. Но оно уже ничего, по сути, не решит и не изменит.
А все ведь проще простого. Слышишь — и следуешь услышанному.
Или идешь напролом. Наперекор. Просто не слышишь. Раз, два, три, десять раз не слышишь. Пока сердце не заледенеет. И понимание тогда становится не нужным. Не важным. Не обязательным. И считаться — больше не с кем.

 

Птицелов Фрагорийский

http://writercenter.ru/library/filosofija/sbornik-miniatjur/bloknot-pticelova-sad-kamnej/173824.html

”И чувства добрые я лирой пробуждал”

”И чувства добрые я лирой пробуждал”

 

А он умудрялся раздражать своей мандолиной чувства глупых.

Воистину, играть на пороге храма, куда собиралась на променады напыщенная и разряженная в пух и прах знать, было вершиной наглости! Незатейливые переборы простенького инструмента делали смешным блеск их нарядов и горделивые выражения лиц. Знать возмущалась и раз за разом строчила петиции: убрать пересмешника!

А он улыбался, перебирая струны, и играл дальше. Про этих и тех, про собор, раскаленную солнцем площадь, про задремавшие на волнах гондолы. И про спящий днем и ночью город.

Он играл, а город недовольно ворочался и бурчал сквозь сон.

Проснись! – напевала мандолина. – Ведь так и жизнь пройдет.

 

''И чувства добрые я лирой пробуждал''

 

Cristi Neo

24.11.2014



Читать полностью: http://h.ua/story/411597/#ixzz3NxmhUBKD

Банальное из жизни роз

Вы никогда не могли себе такое представить, но иногда розы тоскуют по чёрным-чёрным мухам. Оказывается: им ни к чему внимательная тонкость стрекоз, честные трудолюбивые пчелки становятся для них неказистыми, а трепетные мотыльки: слишком ветренными и ненадежными на вид.
 
Но до чего же опасно розам дружить с мухами! Мухи приносят на лапках не пыльцу другого цветка, а нечто совершенно другое: грязное, зловонное, тяжеловесное.
 
- Вот это серьезно! – наивно восторгается зардевшаяся розочка. – С такими мухами я не пропаду!
 
И они уже хозяйничают, пачкая и подминая лапками её нежные лепестки.
 
К мухам нужен особый подход! Они вытесняют пчелок и прочую мелюзгу. И постепенно гордая благоухающая роза превращается в гудящий лохматыми мухами островок отнюдь не красоты и аромата.
 
Соловьи перестают петь ей оды, а стрекозы, пчелы, бабочки облетают десятой дорогой.
 
Надёжность и сила чёрных мух полностью покоряет и погребает розочку.
 
Се ля ви. Оказывается, что яркие лепестки и чудный аромат могут продаваться и подешевке.

Банальное из жизни роз 

 

Cristi Neo

17.11.2014

Читать полностью: http://h.ua/story/411281/#ixzz3Nxk2v100

Алый крик

Красная косынка на шее, как знак беды или боли. А может, любви и страсти? Грустно потеряться, и больно: потерять того, кого ты любишь, и кто любит тебя.

А теперь: попробуй найди кого среди засыпанных свежим стылым снежком следов.

Холодный и влажный нос рыщет в кристаллах первого снега. Одиночество.

Потерянность. Страсть. Выход обязательно будет, только не сдавайся, и ищи, ищи до последнего!

Осень приносит разлуку.

Снег приносит новизну.

Как же холодно и строго сегодня это поседевшее солнце!

Со свежего листа опять ищу того, кто все еще помнит про тот кусочек алого шелка.

 

Алый крик

 

Cristi Neo

09.11.2014

Читать полностью: http://h.ua/story/410948/#ixzz3Nxi8qSGo

Озерцо

 

 

Даже самые большие города не обходятся без уголков природы. Например: в спальном районе среди многоэтажек можно неожиданно набрести на вот такое озерцо, где преспокойно плавают самые настоящие утки. Релакс в двух шагах от мира бетона, стекла и полимеров. Немножко живой природы. 

Озерцо

 

Озерцо

 

Озерцо

 

 

 

Cristi Neo

03.11.2014

Читать полностью: http://h.ua/story/410725/#ixzz3NxePhz1F

Притча о Хранителе Времени

Притча о Хранителе Времени

 

На одной маленькой планете жил Хранитель Времени. Планета была пустынная, вся в перемещающихся барханах песка, стиравшего грани между Добром и Злом, Светом и Тьмой.

Дни почти незаметно сменяли ночи на этой планете без границ и силуэтов. И только гигантские песочные часы оставались ориентиром и подобием закона среди пустыни, не давая ей окончательно прийти в хаос. 

Вот за этими часами и следил Хранитель Времени. Он вытирал и чистил их стекло, сверкавшее в лучах солнца и мерцающее под светом звезд. Следил, чтобы не рассохлись деревяные детали, и не пошли трещины по стеклу. И, конечно же, проверял состояние и количество песка в часах. 

Это были обязанности, которые и делали Хранителя Времени тем, кем он когда-то давным-давно сам захотел стать. 

Но годы шли, устоявшийся порядок стал постепенно надоедать, а обязанности: тяготить. Особенно когда особо требовательные жители планеты начинали слишком пристально присматриваться к тому, как скрипят часы при повороте, не затесались ли в песок камешки и комки земли, не украдено ли часами немного так важного для кого-то именно сейчас времени. Ведь от этого равновесия зависели Добро и Зло, День и Ночь в том пустынном мирке.

В очередной раз потирая утром часы, после вчерашних замечаний людей о том, что стекло мутновато, Хранитель слишком сильно надавил, и, чертыхнувшись, увидел, как по стеклу пошла трещинка. 

- Ну что ж, не я виноват в нарушенном равновесии! Нельзя говорить под руку мастеру, – сообщил небесам Хранитель, и повернул часы трещиной к стене.

День шел, люди, походя, бросали привычные взгляды на часы, сверяли с ними свой распорядок, и жили как обычно. Пока не появились два спорщика. Они вынырнули из-за бархана и неумолимо приближались, отчаянно что-то обсуждая. Тень и свет окончательно перепутались в их, отражавшихся на песке, силуэтах. 

Приблизившись к часам, они продолжали спорить, жестикулировать, тыкать в часы руками, пытаясь найти то ли гармонию, то ли закон в этом странном мирке. 

Хранитель устало и безразлично наблюдал за ними, зная, что гармонии и закона тут давно уже нет, а часы, за которыми он так неусыпно следил: всего лишь мираж без надежды на истину. Улыбнувшись в усы, Хранитель развернул часы. Как только какой-то из спорщиков в очередной раз постучал по стеклу, гигантское стекло треснуло, и песок времени посыпался наружу. Его было так много, что он сметал все на своем пути. Ведь в стеклянных колбах, на которые постоянно смотрели жители планеты, накопились их боль, радость, горе, счастье, печали, раздражение, надежда и безнадежность. 

Песок смел все: прохожих, время, хранителя, добро и зло, день и ночь. Одна маленькая трещинка решила все.

 

Cristi Neo

30.10.2014

Читать полностью: http://h.ua/story/410567/#ixzz3NxdNlhX8