Птицелов Фрагорийский

Лед непонимания

Лед непонимания

 

Ты знаешь, как остывает человеческое сердце? Постепенно. Навсегда.
Невозможно не считаться друг с другом — и сохранять равновесие в отношениях, и хранить привязанность.
Мы никогда не понимаем вовремя простых вещей, пока не теряем друг друга. Потом наступает ясность и понимание. Но оно уже ничего, по сути, не решит и не изменит.
А все ведь проще простого. Слышишь — и следуешь услышанному.
Или идешь напролом. Наперекор. Просто не слышишь. Раз, два, три, десять раз не слышишь. Пока сердце не заледенеет. И понимание тогда становится не нужным. Не важным. Не обязательным. И считаться — больше не с кем.

 

Птицелов Фрагорийский

http://writercenter.ru/library/filosofija/sbornik-miniatjur/bloknot-pticelova-sad-kamnej/173824.html

Песочные часы

Песочные часы

Довіра. Чи не останнє, що лишається у людини поряд з надією. “Людське, занадто людське”(с) Те, що робить нас водночас вразливими й витривалішими. Те, що змушує жити і — бути… Міркування Птицелова Фрагорійського  про довіру, розуміння, про час, і… про нас — людей))

Тем, кому нужно уничтожить нас — остается сделать самую малость. Лишить нас доверия друг к другу. Милосердие и способность чувствовать чужую боль, способность понимать, что такое чужое горе — это все потом отваливается от человека, как ненужная шелуха.

Зачем нам это, человеческое? Все сделают газеты, телевизоры, радионовости — они расскажут нам, как все это было. И неважно, что мы там прочтем. Мы просто получим информацию.

Иногда из-за этого непонимания исчезают в никуда люди, исчезают целые народы. Это — когда они перестают слышать друг друга.

Я пытаюсь докричаться до тебя. Мне всегда казалось, что докричаться до одного человека — это легко. Но это ошибка. Докричаться до одного, единственного человека подчас труднее всего.

И время течет быстро, как песок. Время ускоряется — об этом говорят физики, не понимая, почему. Механические часы пытаются придать вменяемость пространству, которым завладело взбесившееся время, но оно пожирает нас — и детали разбитых варварами механических часов утопают в песке разрушенных городов. И здесь не остается места любви. Она покидает развалины того, что было когда-то — нами. Живыми.

Птицелов Фрагорийский

http://writercenter.ru/library/kritika/sbornik-miniatjur/pticelov-iz-zapisnoj-knizhki/141303.html

Свобода і людяність

Свобода і людяність

Свобода задля чи свобода проти? Одне з питань, що переслідує людство.

Зараз у нас багато кажуть про свободу. Гарні слова, натхненні й начебто патріотичні. Начебто. Бо патріотизм — це не свобода ненависті, а любов. Любов до своєї землі, до своїх близьких… навіть якщо їх думки й дії нам не завжди до вподоби.

Терпимість до іншої позиції не дає світу стати мертво-пласким.

…Прочитала у Птицелова Фрагорійського ось ці думки:

Вспомнилась надпись на воротах Освенцима, одного из немецких концлагерей: «Arbeit macht frei» — «Труд сделает вас свободными».

Они не придумали новой технологии одурачивания и уничтожения. Они говорят, как и почти семьдесят лет назад: это не концлагерь, а фильтрация — ничего страшного. Это просто разумно и целесообразно. И “гуманитарный коридор” как-то странно теперь увязан с фильтрационными “мероприятиями”. Как говорится, движение теперь разрешено только по заранее обозначенному ИМИ маршруту. От Майдана до Майданека…” http://writercenter.ru/library/kritika/sbornik-miniatjur/pticelov-iz-zapisnoj-knizhki/139693.html

…То за що півроку тому люди вийшли на Майдан? За те, щоб отримати ремейк Майдану-2004, але із додаванням “металу”?..

І не лише у обертонах, а й металу, що знищує людські життя.

І нівелює нашу совість. Совість тих, хто разом з іншими галасує і звинувачує в усьому бік протилежний…

І совість тих, хто втомився доводити будь-що зібранню глухих…

…Ми усі вже стали іншими.